Навигация

Дункан обучалась пластикой интерпретации музыки, искусству открытой импровизации (имеет место в наши дни). Она обладала редким даром живописать музыку, используя ее для пробуждения своих собственных эмоций, видений и мечтаний. «О музыкальности ее танцев говорили и спорили особенно много. Танец Дункан определяли как «мимическую иллюстрацию к музыке», как "стремление жизнь духа, сконцентрированную в музыке, ритмически воплотить в подысканных фантазией образах". В звуках музыкального произведения она иска­ла предвечных ритмов, водивших рукою творца. Не иллюстрация, а перевод на другой язык было бы точным определением ее танца». Движенческой основой служил тогда несложный гимна­стический комплекс. И, живя в Лондоне, на гастролях с труппой Дэли, Айседора брала уроки балета у Кетти Лэннер (примы-балерины Королевского театра). Занимаясь классическим танцем, она все больше убеждала себя в его несостоятельности. И чем больше она в этом убеждалась, тем сильнее крепла в ней решимость идти собственным путем. Она отказывается от классических форм, став «ниспровергательницей» классического танца. Ее танец строится на принципе естественности жизни человека в танце.

Сильное влияние на танец Айседоры оказала школа Франсуа Дельсарта (1811-1871), его теория движений тела. Пластическая система Ф. Дельсарта содержит анализ множества разновидностей жеста и положений тела. Стремясь выяснить, каким образом движение становится материалом для художественной образности, он установил чрезвычайно точную шкалу функционирования каждой час­ти тела в ее связи с эмоциями и первым научно обосновал человеческие жесты, дав каждому из них название. Дельсарт признавал жест целенаправленным и органически связанным с переживаемым чувством

назад далее