Навигация

Он говорил, что нег ничего ужасней и прискорбней, чем жест, не несущий в себе никакого смысла, что любое чувство, пережива­ние или радость человек передает посредством жестов, поз. И не важно, что говорят слова, движения никогда не лгут. Его теория по­лучила распространение в начале XX в. и легла в основу творческих исканий А. Дункан. Определив для себя, что тело человека можно разделить на три основные зоны: голова - умственная зона, верхний торс - эмоциональная и духовная зона, нижний торс - жизненная и физическая, Айседора склонялась к тому, что источник движения зарождается в верхнем торсе, поэтому в танце ее интересовала эмо­циональная и духовная стороны. «Движение мотивируется эмоцией, и инструментом его выражения должно быть человеческое тело». «Всем изяществом своего существа, своими пируэтами, томлениями, трепетом наготы под покрывалами, она сотворила но­вый язык, ансамбль метафор, способных передать музыкальные об­разы», - писал композитор Гюстав Шарпантье.

Айседора первой использовала некрасивые движения как важ­ный элемент танца. «Танец фурий», созданный ею в 1911 году, пока­зал, насколько уродливые движения в танце могут способствовать выражению чувств и эмоций. Для неё единственным критерием оценки движения были ответы на вопросы: оно естественно? Оно правдиво? Оно выразительно? «Она воспроизводит в своем танце всю гамму человеческих эмоций, - говорил Фокин, - ...величайший американский подарок искусству».

С началом Первой мировой войны, Айседора стала создавать танцы на политические и социальные темы, такие как «Марсельеза» и «Славянский марш».

Вес американские представители танца модерн считали себя после­дователями А. Дункан, несмотря на то, что творческий путь ее сложил­ся в основном в Европе. Айседора имела множество последователей, но стать основателем нового направления в хореографии ей не было дано.

назад далее